История 22 (82 (447). Жестокий мир

-Сурово, — оглянулся Боров и продолжил скорее для себя, — в мире, где правит жестокость очень глупо вести себя добродетельно.
Первый подошел и кивнул на сваленные в кучу тела.
-В холодильник, — Боров всегда был прагматичен, — Я хоть и не люблю человечину, но еще меньше люблю сдохнуть с голода.
Боров внимательно походил по платформе и найдя, что хотел, сильно постучал ногой.
-Механик, если ты живой, то лучше выходи сам. Мы твою рухлядь знаем и все равно найдем тебя.
-А если не выйду? — раздалось из платформы.
-Будет плохо.
-А если выйду?
-Хорошо, — Первый улыбнулся и Боров добавил, — Выбора то у тебя нет.
-Хорошо, выхожу.